яхты

1888

Д. Г. Амосов

Морское министерство выделило яхт-клубу место на берегу реки Ингул, под городским бульваром. Там были нагромождены камни и 100-пудовые чугунные пушки, свидетели севастопольских времен. Главный командир флота и портов А. А. Пещуров, не дожидаясь утверждения устава яхт-клуба Морским министерством, разрешил сбор членских взносов. На эти средства в кратчайшее время выделенная территория была расчищена, обнесена забором, сооружена гавань. По чертежам и с помощью членов яхт-клуба В. Делекторского и Н. Матвеева построены деревянный, крытый железом, шлюпочный сарай, а также пристань. На строительство было затрачено 450 рублей.

Общественными судами яхт-клуба были: байдарки «Подарок» (подарена лейтенантом флота Л. А. Брусиловым и заново отремонтирована при содействии Р. А. Гренквиста и шлюпочного мастера И. С. Кузнецова) и «Первинка», парусная шлюпка «Гречанка», четверка «Кунак».

25 мая общее собрание избрало председателем правления вице-адмирала Тыртова, а также гоночную комиссию.

30 мая, в день 200-летнего юбилея русского флота (два века тому назад ботик Петра Великого был перенесен с реки Яузы на Переяславское озеро) была устроена гребная гонка любителей, с рулевыми из членов яхт-клуба. Призы – жетоны – выданы победившей четверке с рулевым И. Долгополовым, чиновником особых поручений порта, коллежским асессором (соответствовало званию капитана III ранга). По окончании гонки состоялась прогулка на пароходах вверх по реке Южный Буг, устроен танцевальной вечер в летнем дворце в Спасске (бывший дворец князя Потёмкина).

22 августа морское министерство утвердило устав яхт-клуба. В его первом параграфе было сказано, что «речной яхт-клуб г. Николаева имеет предметом распространение охоты к плаванию на гребных, парусных и паровых судах, а равно улучшение их постройки. С этой целью клуб учреждает гонки судов, устраивает беседы по предметам, относящимся до морского дела, выписывает из-за границы суда и модели их и содержит мастерскую для постройки судов».

Согласно параграфу 4 в члены общества принимались лица всех сословий мужского пола, не моложе 21 года. Это последнее ограничение не относилось к лицам, состоящим на государственной службе в офицерских или гражданских чинах. В яхт-клуб не допускались: опороченные по суду, исключенные из других обществ и клубов в течение 5 лет со дня такого исключения, нижние воинские чины, воспитанники учебных заведений и юнкера.

Устав состоял из 66-ти параграфов и регламентировал все стороны жизни яхт-клуба. В частности, в параграфе 26 говорилось, что «общественные суда, как гребные, так и парусные, назначаются для надобностей клуба и для практических занятий его членов, но не должны быть отпускаемы в дальние прогулки частным лицам. Парусные суда выдаются не иначе, как членам, признанным опытными в управлении судами. Частные суда находятся в полном распоряжении своих владельцев, которые обязаны содержать их в исправном и опрятном виде».

Летом, в связи с отъездом многих из 72-х членов яхт-клуба, парусные походы и гонки не проводились.

В декабре, для проведения досуга, комитет устроил ледяной каток, который охотно посещали члены и гости яхт-клуба.

Одним из членов комитета был Дмитрий Григорьевич Амосов.