яхты

1921

С. М. Свирин

Жители Николаева голодали. Суда яхт-клуба не только выручали своих почитателей во время рыбалок, но и давали возможность как-то поддерживать спортивную форму.

Зимой основным занятием была игра в хоккей с мячом. В том году г. Николаев обладал сильной хоккейной командой, в которую входило много яхтсменов, гребцов и пловцов. При помощи Никгубвсевобуча ей удалось попасть в Москву на Всероссийскую олимпиаду. Николаевцы уверенно (счет 12:2) переиграли харьковскую команду (Харьков до 1934 г. был столицей Украины) и, став победителями отборочных соревнований, встретились в финале со сборной командой Москвы. Печальный результат – 31:0 – не обескуражил наших спортсменов, а указал на их большую отсталость в технике игры и знании правил. Особенно николаевцы проигрывали москвичам в быстроте передачи мяча.

Возвратившись домой, хоккеисты начали упорно тренироваться. К сожалению, голодное время и отсутствие материальных средств не позволили выполнить намеченной программы.

В то время в яхт-клубе проходили подготовку к службе на флоте 4 учебных группы допризывников, в каждой по 12 человек. Кроме них, по инициативе девушек, была организована женская группа такой же численности. Их обучение проводили опытные инструкторы: А. Д. Квитка – по парусному судовождению и навигации, а также организации соревнований, вооружению яхт и парусным традициям; очень живой, общительный и веселый, любящий работать с молодежью А. С. Поминальник и аккуратный И. Д. Биценко – по морской практике, семафору и гребле; жизнерадостный П. М. Андросов – по плаванию. Занимались 2 раза в неделю в нерабочее время. В воскресенье почти все ребята приходили в яхт-клуб по собственному желанию. Обучение велось в классах, на килевых яхтах «Соня» и «Кунигас», 6-весельном яле и двух 4-весельных гичках.

Всё большее место в спортивной жизни города стал занимать основанный в прошлом году на базе политехникума Николаевский кораблестроительный институт. Яхт-клуб оживал. Там чаще стали появляться известные в городе спортсмены, а также молодежь.

Основная тяжесть по эксплуатации всех судов – и находившихся в пользовании, и бездействовавших – лежала, на плечах начальника морского пункта Всевобуча Степана Михайловича Свирина, младшего брата Алексея Михайловича.