яхты

1941

И. М. Каравашкин

12 января на катке водной станции комитета по делам физкультуры после парада спортсменов начались проводиться по круговой системе матчи на первенство Николаева по хоккею с мячом, в которых принимали участие команды ЧСЗ, завода им. 61 коммунара, спортивного общества «Спартак», школы им. Леваневского и другие.

В тот день на отдельной площадке разместились любители фигурного катания. Встав широким кругом, они с интересом следили за скольжением одного из старейших инструкторов этого вида спорта – А. Д. Квитки. Александр Дмитриевич был уже седовласым 70 летним пенсионером, но еще хорошо владел своими мускулами. Он с легкостью исполнял многие фигуры и в их числе «ласточку», «квадрат», «восьмерку».

23 февраля состоялось большое массовое гулянье на льду, посвященное 23-й годовщине Красной Армии. Была зима, но в яхт-клубе шла подготовка матросов парусных судов, после завершения которой новоиспеченные яхтсмены почти все перешли на открытые там же курсы рулевых второго класса, после трехмесячного теоретического обучения сдали экзамены и были прикреплены к яхтам шкотовыми и к швертботам – рулевыми. Они на практике осваивали малярное, такелажное и парусное дело, так как улучшение ходовых качеств и внешнего вида судов входили в безоговорочные обязанности всех членов команды. Только столярные работы производили мастера-шлюпочники.

К апрелю было отремонтировано 35 гребных судов, после чего специалисты взялись за парусники и через месяц закончили их подготовку к летнему водноспортивному сезону. Кроме того, были приведены в порядок причальные мостки, дополнительно посажены деревья и кустарники. На воде началась шлифовка практических навыков. Сначала курсантам разрешили сниматься с бочки. Вскоре они в качестве матросов участвовали в своих первых, тогда популярных парусных гонках с пересадкой рулевых. Заключительным этапом обучения стало управление судном во время соревнования или в походе.

К весне было обучено 310 яхтенных специалистов – рулевых, судей и капитанов малого плавания. На водной станции было 26 яхт, 16 швертботов, 48 народных шлюпок, 17 академических судов, в том числе 6 клинкерных восьмерок, были оборудованы площадки для игры в волейбол, баскетбол, теннис, а также бассейн с вышкой. Спортивная жизнь била ключом. С эстрады часто выступали артисты. Поэтому яхт-клуб был заполнен даже в будни.

19 апреля в Николаев, сроком на 10 суток прибыли 22 гребца московского ДСО «Спартак». Они продемонстрировали свое мастерство на воде, выступили перед николаевцами с беседами, провели семинар и показали учебный фильм по вопросам совершенствования гребного спорта. Одновременно с гостями из столицы страны тренировочный сезон открыли спортсмены общества «Судостроитель». Первой отошла от причального плота яхт-клуба восьмерка-клинкер с загребным И. Бубновым, 7-м номером Б. Горбаченко и баковым П. Цыбиным.

2 мая, по традиции, состоялось торжественное открытие летнего сезона. После приветственных речей, под звуки марша, перед застывшими по команде «смирно» шеренгами на мачту взвился флаг. И сразу начался парад парусных судов. Впереди шел «Октябрь». Вслед за ним кильватерный строй растянулся более чем на километр. Зрелище было впечатляющим! Затем суда возвратились на акваторию яхт-клуба и приняли на борт первых желающих прогуляться под парусом по водной глади лимана. Было многолюдно, весело и беззаботно. До поздней ночи в плавающих плошках горел огонь, как бы напоминая всем о том, что праздник продолжается.

8 июня, в воскресенье, состоялся спортивный день города. С раннего утра к самому популярному месту ехали на трамваях и шли молодые и старые, рабочие и служащие. Многие из них стали свидетелями отхода от причалов водной станции 10-ти парусных судов под командованием Пащенко; на их борту вышли в свой первый поход к селу Новая Богдановка 60 выпускников курсов рулевых.

Торжественно прошло открытие в Спасске (в городе говорили: «в яхт-клубе») водной станции НКИ. Первым ее начальником стал опытный яхтенный капитан Д. Т. Червонооченко. Активное участие в работе «новорожденной» принимали студенты, среди которых особенно выделялся Ю. Синько, первым среди своих товарищей успешно освоивший водноспортивное и мореходное дело.

15 июня на баскетбольной площадке яхт-клуба состоялись отборочные встречи лучших команд области. Воины Н ской части (г. Николаев) со счетом 62:22 выиграли у команды «Знание» из Херсона. Проигравшие потерпели затем еще два поражения от коллективов николаевских судостроительных заводов. В финальной игре спортсмены ЧСЗ победили представителей Вооруженных Сил и получили путевку на республиканский чемпионат.

20 июня вернулись мужская и женская волейбольные команды, занявшие общее четвертое место в первенстве УССР, которое проходило в Днепропетровске. Честь г. Николаева защищали спортсмены ДСО «Судостроитель». На розыгрыш первенства Центрального совета этого общества по гребле в Ленинград выехала команда ЧСЗ.

Афиши и пресса приглашали жителей города корабелов посетить 22 июня: городской стадион (и присутствовать на финальной кубковой встрече по футболу между «Судостроителем» и «Колосом»), Областной театр им. Чкалова (там днем и вечером артисты Харьковского государственного драматического украинского театра им. Шевченко ставили пьесу «В степях Украины»), кинотеатр им. Ильича (посмотреть новую цветную лирическую кинокомедию «Майская ночь»), кинотеатр «Октябрь» (шел новый художественный фильм «Сокровище погибшего корабля»), кинотеатр имени А. Марти (демонстрировалась немая кинокомедия «Закройщик из Торжка», но зал никогда не пустовал: главную роль играл Игорь Ильинский), государственный цирк (большое представление с участием иллюзиониста Ми-Ко-Ши и юмористов Г. Рашковского и С. Нахова), Театр юного зрителя (предлагалась пьеса «Две ночи»). Яхт-клуб манил отдыхом на лоне природы и различными соревнованиями.

22 июня, в воскресенье, с раннего утра на «Гражданине» обосновались судьи. Шли последние приготовления к продолжению начатых в субботу парусных гонок. Как всегда, ожидался большой наплыв болельщиков (практически ими становились все посетители яхт-клуба).

Было около 10 часов, когда к борту подошел на шлюпке начальник водной станции Э. Шульц и явно чем-то взволнованный поинтересовался, знакомы ли судьи с последними известиями. Услышав отрицательный ответ, Эдуард Готфридович сообщил, что ночью на западной границе началась война и немецкие самолеты бомбили Севастополь, Одессу, Житомир, Львов и Ригу.

– Сегодня ночью их можно ждать здесь, – сказал тогда Шульц. Через несколько минут члены судейской комиссии покинули борт яхты. Соревнования не были закончены…

Утром 22 июня на «Неву» прибыл член ее экипажа, студент судостроительного техникума А. Гаценко (Владимир Гаценко – студент литфака Пединститута) со своим товарищем, будущим воспитателем юных николаевских яхтсменов Валентином Петровичем Грачёвым. Решили пройтись под парусами. Откачали из судна воду, запросили «добро» на выход, но разрешения не получили. В трамвае, по пути в общежитие, они узнали о войне…

Ф. П. Солодкому нравилась небольшая яхта «Игрушка», и он решил обзавестись такой же. К. П. Кирилов дал ему уже готовые лекала. Работалось с охоткой. Когда началась обшивка корпуса, война прекратила постройку…

Запланированная на август Всеукраинская водная спартакиада, местом проведения которой должен был стать яхт-клуб, была сразу же забыта. Не состоялись и все другие спортивные и культурные мероприятия: бал-маскарад и карнавал в честь выпускников николаевских институтов, выпускные вечера в техникумах, и много другого, мирного, радостного, веселого. Всё это было отменено создавшейся тревожной обстановкой.

В первые дни войны яхт-клуб замер. Только иногда кое-кто всё же приходил сюда, чтобы вооружить парусник и походить по лиману. Однако вскоре «яхтенная» жизнь активизировалась. Начались усиленные тренировки, в основном, молодых ребят. Так продолжалось до августа.

С подходом к Николаеву вражеских войск ценное имущество (кубки, книги) по указанию Э. Г. Шульца было уложено в два ящика и закопано.

От взрывов город содрогался,
Он был почти что окружен.
В тыл под бомбежкой отправлялся
И наш последний эшелон.
А в поезде дорогой длинной
Я ночью плакала тайком:
Казалось, сердца половина
Осталась в городе родном.
Потом, в палате госпитальной,
Где я служила медсестрой,
Мне представлялся город дальний,
С врагом вступивший в смертный бой.

Так вспоминает Евгения Прокофьевна Вальчук о тех событиях в поэтическом монологе «Мой родной Николаев».

16 августа город был занят немецкими оккупантами.

24 августа трое школьников, каждому из которых еще не исполнилось и 15 лет, пришли в яхт-клуб, вооружили швертбот «Смерч» и беспрепятственно (какого-либо начальства не было) отошли от пирса. Через несколько минут услышали стрельбу и увидели немцев, машущих им руками. Рядом с судном упала ракета. Ребята возвратились. В кокпит залез немецкий генерал и два автоматчика, жестами приказали отваливать. Юные яхтсмены слышали раньше от советских моряков, что рядом с мостом через Южный Буг поставлены мины. И отважные патриоты повели судно туда, где можно было подорваться и погибнуть вместе с фашистами. Долго ходил «Смерч» вдоль моста, от одного берега к другому, пока ребята не убедились, что мин нет. Разочарованными возвращались они на берег. Своей жизнью готовы были пожертвовать ради блага советского народа Николай Кулиш, Анатолий Бондаренко и рулевой Иван Кузин…

Неоднократный чемпион Украины Н. В. Ларин в составе 4-го танкового полка в упорных боях на территории Дрогобычской области сдерживал натиск немецкой 17-й армии южной группировки войск, которой была поставлена задача в первые же дни войны захватить Львов, Винницу, Умань, Кривой Рог и выйти к Днепру в районе Запорожья. На ее пути встали и другие николаевские спортсмены.

В г. Перемышле, в непосредственной близости от западной границы СССР, на рассвете 22 июня раздались взрывы снарядов и мин. В 12-й отдельной саперной роте была объявлена тревога. На склад получать боевые противогазы вместе со всеми побежал и бывший игрок волейбольной, баскетбольной и хоккейной команд, завсегдатай николаевского яхт-клуба Виктор Иванович Исаков. До вероломного нападения гитлеровцев он участвовал вместе со своими товарищами по оружию в строительстве у границы дотов и при этом совершенствовал свои навыки плотника, землекопа и бетонщика. Было сделано очень много на случай возможного начала военных действий, хотя каждый сапер надеялся на Сталина, на то, что тот не допустит развязывания войны. И всё же она началась.

В начале войны бывший матрос яхты «Ланай» Анатолий Михайлович Погребняк был начальником физической подготовки и спорта в Херсонской школе младших авиационных специалистов. Но пришлось заниматься не только подготовкой курсантов: его назначили помощником военного коменданта. До момента эвакуации школы Анатолий Михайлович решал вопросы, связанные с защитой города силами частей Красной Армии, переводом поступавших в Херсон государственных ценностей на восток, несением гарнизонной службы.

Колоссальную работу по разворачиванию в районе Херсона госпиталя № 1960 (он стал показательным в Округе) провел его начальник, в прошлом выдающийся спортсмен, воспитанник Николаевского яхт-клуба – М. В. Диковский. При подходе вражеских войск к городу Михаил Васильевич в трудных условиях организовал эвакуацию персонала, хирургического и другого имущества, мягкого инвентаря, аптеки в село Воронцово-Александровку Ставропольского края. За короткий срок на новом месте были приготовлены к приему раненых 400 коек.

Гимнаст В. П. Грачёв с сентября 1941 г. служил бойцом 39-й Отдельной армейской огнеметной роты, входившей в состав Калининского фронта. Советское командование использовало ее в основном как заслон на танкоопасных направлениях. Расчетам ставились и другие задачи, в частности, поражение, немецких дзотов. Выполнить это удавалось совсем не просто: нужно было незамеченными пробраться на дистанцию досягаемости, выкопать котлован и установить в него громоздкий огнемет. И только после этого уничтожать вражеский объект. Очень важно было и возвратиться назад, так как это оружие считалось секретным. В роту отбирали солдат более грамотных, молодых и крепких. Они и помогали сдерживать натиск 9-й немецкой армии Центральной группировки войск, а также 3-й и 4-й танковых групп, которые участвовали в захвате Вильнюса, Минска, Витебска, Смоленска, Ржева и рвались к Москве.

Студент выпускного курса НКИ, яхтсмен Юрий Петрович Синько, в том году был призван в ряды Красной Армии. Но для победы нужен был флот и поэтому будущего кораблестроителя демобилизовали и направили заканчивать институт.

С первых дней войны трест № 44, в котором работал Константин Порфирьевич Кирилов, строил оборонительные сооружения и укрытия, а в августе по решению ГКО (Государственного Комитета Обороны) в полном составе, с людьми, механизмами и остатками дефицитных материалов, четырьмя железнодорожными эшелонами был передислоцирован в Свердловск и влился в комбинат «Свердловскпромстрой», возводивший промышленные объекты оборонного значения. К. П. Кирилова направили на строительство завода, который предназначался для выпуска зенитной артиллерии.

Евгения Вальчук работала на заводе, который выпускал гильзы для гранат и снарядов. За два дня до начала войны она еще участвовала в республиканских соревнованиях.

Работник комитета физкультуры и спорта, завсегдатай яхт-клуба Пётр Антонович Мускин в первые дни войны был приписан к госпиталю. Применяя методы лечебной физкультуры, он помогал врачебному персоналу быстрее вводить в строй раненых бойцов.

Яхтсмена Семёна Ильича Сквирского война застала в Алма-Ате. С первых же дней он с группой театральной молодежи осаждал военкома с просьбой отправить на фронт. В ответ слышал: «Вместо вас там найдутся, а в театре даже мне вас не заменить. Сражайтесь песней!» Так и пришлось. Поначалу даже не было возможности сбегать в общежитие. Вскоре столица Казахстана превратилась в большой госпиталь. Потянулись туда эшелоны с ранеными бойцами. Делу возвращения воинов в строй были отданы лучшие здания школ и министерств.

В госпиталях С. И. Сквирский бывал часто – петь для защитников Родины почитал за честь. Редкий день обходился без концерта, а то и двух-трех! И это наряду с участием в оперных спектаклях на русском и казахском языках, выступлениями по радио. Раненые встречали артистов всегда с большой радостью.

Разносторонний спортсмен Николай Михайлович Софийчук 22 июня стал командиром взвода Юго-Западного фронта. Позже, будучи инструктором физической подготовки 20-го отдельного танкового полка, способствовал повышению боеготовности воинов-танкистов, сыгравших большую роль в битве под Москвой.

С июня непрерывно увеличивалось производство корпусов новых танков Т-34. Непосредственное отношение к этому имел участник многих спортивных встреч в яхт-клубе, физкультурный активист 20-х годов Пётр Кузьмич Овчинников. Он окончил в Николаеве судостроительный техникум, работал 7 лет судосборщиком на ЧСЗ, активно занимался спортом. Особенно ему нравился теннис.

После прохождения воинской службы в 1928–1930 годах П. К. Овчинников трудился на Ижорском заводе рабочим, мастером, технологом, заместителем начальника цеха, строителем судов, ответственным сдатчиком. 19 марта 1941 года Пётр Кузьмич был переведен на Сталинградский тракторный завод, который осваивал производство танков. В связи с подходом линии фронта к городу на Волге основную часть оборудования завода и рабочих эвакуировали в Саратов, а небольшое количество – на Урал. Пётр Кузьмич остался в Сталинграде и занимался ремонтом поврежденных на полях сражений танков. Но 20 декабря и ему пришлось эвакуироваться и через несколько дней присоединиться к основной части заводских рабочих.

Отличный яхтсмен, воспитанник Николаевского яхт-клуба Леонид Данилович Томашпольский служил трюмным машинистом на эсминце «Фрунзе». Находясь на боевой операции по плану обороны Одессы, корабль во время массированной атаки немецких самолетов был поврежден и затонул. Л. Д. Тамошпольского под пулеметным огнем фашистских самолетов, с большим трудом подобрал наш буксирный катер. Но немцы не успокоились до тех пор, пока не потопили и это вспомогательное судно. Леонид Данилович с кровоточащей раной на руке поплыл к берегу. Силы покидали его. Когда, казалось, спастись уже не было никакой возможности, он посмотрел вперед и увидел рядом сушу. Это решило исход борьбы за жизнь: последним усилием воли раненый моряк смог добраться до заветной земли.

В декабре Л. Д. Томашпольский уже сражался в Феодосии. Несмотря на сжатые сроки подготовки и недостаточное прикрытие с воздуха, захват города был проведен успешно. Действия десантников, экипажей кораблей и судов отличались высоким героизмом. Особенно трудной и смелой была высадка бойцов с моря на сушу. Крейсеру «Красный Кавказ» пришлось прокладывать путь к молу огнем своих орудий. Эсминец «Незаможник» ворвался в Феодосийскую гавань и доставил матросов первого броска прямо к причалу. Среди них был и Леонид Данилович. В одном из боев он снова был серьезно ранен. Эта операция имела огромное значение для дальнейшей обороны Севастополя, среди защитников которого вскоре появился и морской пехотинец Л. Д. Томашпольский.

22 июня мирные планы рухнули. В силу вступил закон военного времени. Он заставил будущего председателя парусной секции города Николаева И. М. Каравашкина в ночь с 21-го на 22 июня вскрыть боевой пакет и выполнить заложенный в нем приказ на случай возникновения войны.