яхты

Евдоков Вадим Давыдович

Упоминается в

Вадим Давыдович родился в Севастополе в 1935 году в семье морского офицера. В 1945 г. приехал с родителями в Николаев. В 1949 – 1951 годах проживал в Балтийске (Пилау), затем снова вернулся в город корабелов. Переезды были связаны со службой отца. Когда пришла пора и сыну пополнить ряды защитников Родины, он также надел флотскую форму. Стал специалистом БЧ-5 – электромеханической боевой части – сердца корабля. Демобилизовавшись, старший матрос запаса Вадим Евдоков работал токарем на ЧСЗ, затем – слесарем-ремонтником на заводе им. 61 коммунара. В 1962 г. окончил вечернее отделение Николаевского судостроительного техникума и был назначен мастером стапельного цеха. В конце 1966 г. перешел мотористом-испытателем на СПБ «Машпроект». В 1970 году вернулся на завод им. 61 коммунара, где работал слесарем-монтажником до конца 1973 г. Затем перевелся на должность капитан-механика в цех плавсредств ЧСЗ. С 1975 г. он работает слесарем отдела механизации и автоматизации Николаевского трансформаторного завода.

Яхтами Вадим Давыдович начал увлекаться еще в школе. Первый успех пришел к нему в 1948 году. Всего же он 12 раз был призером городских, по 2 раза был третьим, вторым и победителем областных, по 4 раза был третьим и вторым, 5 раз – победителем республиканских соревнований, трижды – серебряным призером и дважды чемпионом Украины; занимал третье место, по 3 раза был вторым и победителем всесоюзных соревнований. Девять членов его экипажей были удостоены звания «Мастер спорта СССР».

В. Д. Евдоков всегда совершенствовал яхты, на которых ходил. Им была разработана технология изготовления мачт сложного профиля из алюминиевого сплава. Вот как отозвался об этом изобретении в личном письме известный эстонский яхтсмен Тоомас Сеппер: «Уважаемый Вадим Давыдович! Думаю, что Вам приятно слышать, что с Вашей помощью наша яхта выиграла на Кубке Балтики в ИОР III классе первое место. Ваша мачта буквально всех поражала. Финны, которые участвовали на Кубке, называли эту работу феноменальной. И действительно, легкость и прочность мачты дали нам хорошую скорость и уверенность в штормовую погоду.

Вообще этот год был для нас успешный, из 14 стартов мы выиграли 12, один раз были вторыми и один раз четвертыми».

С 1981 г. яхтенный капитан В. Д. Евдоков не участвует в состязаниях. Но с парусниками не расстается: состоит в команде «Бегущей».

Мачты Вадика Евдокова

Вадим Давыдович родился 6 августа 1935 года. В Николаев семья прибыла из Полярного, куда в 1940 году был по службе переведен отец. В ноябре 1945 года отец получил назначение в Школу связи Черноморского флота, что на Большой Морской перед нынешним Варваровским мостом. Жили рядом с частью, по адресу Сухой Фонтан, 2, кв.6, в одном доме с Иваном Михайловичем Каравашкиным.

Учился Вадим в СШ № 39, в одном классе с Игорем Ивановичем Сидоренко. В 1953 году закончил 10 классов. В 1954 году поступил в строительный техникум и в октябре был призван на флотскую службу.

В Яхтклуб Вадик Евдоков пришел в 1946 году, его покатали на «Смерче» (М-20, № 2). В 1947 году десятиклассник 39-й школы Илья Ройтман взял его к себе шкотовым на репарационный ботик «Шторм» – с обшивкой кромка на кромку, размерами поменьше остальных краснодеревых немецких швертботов-троек с гафельным вооружением, так называемых вандериолов. Всего их было семь: «Норд» (рулевой Борис Трегуб, одноклассник Ройтмана), «Ост» и «Вест» (кто командовал, не запомнилось), «Зюйд» (Лёня Подолинский), «Ураган» (Александр Голайко), – также получили новые имена, а два остались со старыми. «Argo» находился в безнадежном техническом состоянии, на воду так и не вышел.

А вот «Pirat» был из них самым красивым и ухоженным: рейкой набранная палуба, латунные буквы на транце, – а такое новшество, как кулачковые стопора, было и вовсе невиданным. Рулил на нем боцман яхт-клуба Фёдор Пирожанский. «Pirat» погиб в 1948 году – бурей сорвало с бочки и разбило о берег. Еще примерно через год Ф. К. Пирожанский, по слухам, бродившим среди яхтсменов, был опознан как полицай и осужден на 10 лет. Он вернулся в Николаев в конце 50-х и продолжал активно гоняться на килевых яхтах.

В 1947 году вдобавок к перечисленным, по утверждению Вадима Давыдовича Евдокова, в Николаев по репарации поступили:

– три стальные крейсерские яхты с бетонными фальшкилями, названные «Пионером», «Комсомольцем», «Большевиком» (Георгий Парнак);

– стальной крейсерский швертбот «Чайка» (Леонид Бризжев);

– два краснодеревых «Олимпика»: «Зыбок» и «Ветерок» (Саша Жаринов);

– бермудский кэт «Мотылёк», крашеный: белый борт, салатная палуба, – на нем ходил Валентин Мишенин;

– однокаютный катер, который использовался как судейское судно.

Эти сведения значительно дополняют воспоминания Валентина Петровича Грачёва, в то время старшего инструктора по физкультуре*.

Первым успехом было II место в первенстве Николаева 1948 года, матросом на яхте класса Л-3 (капитан Александр Голайко). Той же осенью пошел заниматься в группе взрослых на рулевого 2-го класса, преподавал опять же А. Н. Голайко.

Первой яхтой Евдокова стал в 1949 году еще один безымянный немецкий ботик по типу «Шторма», такой же коротковатый и пузатый, только с гладкой обшивкой и бермудским вооружением. Хранился подвешенным в эллинге. Он сам дал имя швертботу, а первым шкотовым рулевого Вадика Евдокова был завербованный им одноклассник Толя Чернодоля, сидели за одной партой. Когда они вдвоем набивали на корпусе через трафарет слово «Бриз», подошел капитан «Чайки» и пошутил: «Тю, половину моей фамилии написали!» Но походить на «Бризе» долго не пришлось, отца перевели по службе на Балтику. В Николаев семья вернулась в начале 1951 года.

Второй успех пришел после возвращения из Балтийска в 1951 году: звание чемпиона в лично-командном первенстве ЦС ВДСО «Искра» в качестве матроса на яхте класса Л-4. Гонки проводились с пересадкой. Капитан – Голайко, еще два матроса – Олег и Валентин Зотиковы.

Всего за время активной гоночной жизни успехи В. Д. Евдокова 49 раз отмечены в «Книге рекордов Гинессы», как следует правильно называть журнал учета достижений нашего Яхтклуба, который ведет Инесса Анатольевна Тараненко.

В 1952 году была организована Спортивная школа молодежи, директором стал Виктор Александрович Швейгерт, тренером – Александр Николаевич Голайко. Евгения Алексеевна Иванова оставалась тренером ДСШ. Вадим Евдоков – постоянно в призерах класса «М» по юношеской категории: шкотовым в команде Феодосия (Досика) Ханасюка (II место на Украине в 1952 году) и рулевым, уже со своей командой.

В 1954 году сдает экзамен на права рулевого 1-го класса, выигрывает первенство города (шкотовые Виктор Егоров и Михаил Каюс), выполняет норматив I разряда и получает право участвовать в предстоящем чемпионате УССР. Однако отец, ссылаясь на учебу сына в техникуме, отговаривает тренера Голайко зачислить его в сборную Николаева.

Следует заметить, что на первенстве города 1954 года в Николаеве впервые проводились гонки по олимпийской дистанции «треугольник – петля – прямая» протяженностью 8 морских миль, но еще с пересадкой. А до этого – с пересадкой, но только по треугольнику, и всего 1,5 мили.

В 1954 – 1958 гг. Вадим Евдоков служит в Дунайской военной флотилии и на Черноморском флоте: Ренийская учебка, судно размагничивания (СБР), Одесский полуэкипаж, большой охотник БО-349 (с 1956 года – МПК-349), яхта «Мир».

В 1957 году ему выпал случай еще раз упустить удачу. Охотник, на котором он служил старшим мотористом, в составе отряда охраны водного района (ОВР) базировался в ковше Андросовского мола Одесского порта. На этом же молу, со стороны судоремонтного завода, кормой была ошвартована баржа Военно-морской клуба – филиала яхт-клуба Черноморского флота. Левее к берегу стояли одесские городские яхты.

Начальствовал над флотскими яхтсменами, в звании капитана береговой службы (серебристые погоны), Сергей Зимин – один из лучших гонщиков ВМФ, а в кадровой команде проходил срочную службу ленинградец Михаил Петухов.

Ну, и какой же моторист, лицезря мачты в двух шагах от себя, каждую свободную минуту не проведет рядом с ними! Там он и встретился с Зиминым.

А с Петуховым они познакомились уже на переходе.

Как-то майским вечером Зимин поднялся на корабль, коротко приказал: «Поступаешь в мое распоряжение!», – и уже в ночь «Мир» вышел на Николаев. Это была новенькая яхта класса R-5,5 с комплектом перкалевых парусов, буквально накануне полученная из Москвы по линии ВМФ. Опытный рулевой Зимин прихватил с собой выхоженные паруса одесского дракона «Кентавра».

Маршрут классной гонки пятерок на приз Лейтенанта Шмидта в воскресенье 26 мая 1957 года пролегал от Спасского рейда до мыса Сары-Камыш и обратно.

Дуло на все сто! Воду согнало на 1,5-2 метра, оголились пеньки свай старинного Царского мостика, а Т-образный Синий мостик стал почти сухопутным.

До поворотного знака на бешеном попутняке держались вторыми за Никой Софийчуком (R-5,5 № 49). У Сиверсова маяка поставили спинакер, но его тут же вырвало из булиней и унесло вдогонку за лидером. Огибая буй на Сыры-Камыше, Софийчук ломает мачту, и на глухой лавировке до Константиновской батареи «Мир» никого вперед не пропускает. А на подходах к ней, как частенько у нас бывает, ветер слабеет и скисает. Сменили драконовский грот на большой перкалевый, но он так вытянулся, что гик сел на палубу. До финиша их обошли две яхты. Кто победил в этой гонке, Вадим Давыдович не помнит. Грамоту за III место подписал «директор Николаевской водноспортивной станции М. Козляр».

Закончились 3-4 дня праздника жизни. Вернулись в Одессу, к вечеру привели яхту в порядок. Офицер Зимин уехал домой, матрос Петухов пошел отсыпаться во флотскую казарму, а старший моторист Евдоков, усталый и голодный, послонялся вдоль старой баржи и вернулся в тепло и сытость своего МПК-349. Будь он порасторопнее, кто знает, как бы сложилась его дальнейшая спортивная карьера.

Через день Зимин еще раз поднялся на корабль, но только для того, чтобы сообщить, что шкотовый, который самовольно оставляет лодку, ему больше без надобности. Михаил Серафимович Петухов (28.04.1933 – 15.01.2013) стал впоследствии восьмикратным чемпионом КЧФ, пятикратным чемпионом Украины, мастером спорта (1967), заслуженным тренером СССР, капитаном «Альционы», командором Черноморского яхт-клуба. Как друзья-соперники они потом часто встречались в гонках на эмках в 60-х и на «Кубке Черного моря» – в 70-х. Демобилизовавшись осенью 1958 года, Вадим Евдоков успел сходить в гонку закрытия сезона на яхте класса «5,5» в команде Анатолия Ленченко. Пришли вторыми, догнать пятерку SR49 «Украина» Николая Софийчука, если она не ломала мачту, в те годы никто не мог.

А весной следующего года в Николаев поступили четыре новенькие эмки, тип «Сорока», пришедшие на смену устаревшим «Беркутам»: М-1060 – в Детскую спортивную школу, первым рулевым на нее назначили Валерия Пасинского, ученика Евгении Алексеевны Ивановой; М1062 – завод им. 61 коммунара; М1077 и М1078 – завод им. И. И. Носенко. Эти две достались, соответственно, Валентине Воробьёвой и Анатолию Дегтярю.

Ученику токаря на водной станции завода, на который он поступил после службы, вообще не дали никакой яхты. И он пошел на Стрелку, где его прекрасно встретили: и директор водной станции «Коммунаровец» Пётр Андреевич Тараканов, и председатель парусной секции Виктор Григорьевич Лисневский.

И они не ошиблись. Вадим Евдоков переводится на 61-й завод и, начиная с М1062, Пётр Андреевич назвал ее «Одуванчиком», за несколько лет выходит в число лучших гонщиков в этом классе швертботов.

Особенно удачным выдался 1966 год. Николаев, в августе – чемпион ЦС ДСО «Авангард» в классе «М», и путевка на всесоюзную арену.

Первенство СССР по швертботам и катамаранам проходило в Калининградском заливе с 4-го по 11 сентября. Вадим Евдоков, Борис Гено и Александр Черевко (М1668 «Альфа», тип «Линдай») заняли четвертое место. Шкотовые выполнили 50% мастерского норматива.

Вадим Давыдович как раз считает эти гонки большой неудачей, и неохотно о них рассказывает. Штормовые ветра из запланированных семи стартов позволили провести только пять, с зачетом по четырем. В гонке 9 сентября они опрокинулись и уже не могли претендовать на призовое место. В тот день, при 6-ти баллах на мелководье, из стартовавших 112-ти яхт разных классов половина не смогла финишировать. Волна порой бывала выше, чем средняя глубина залива, катамараны ломали мачты о дно.

Они отыгрались в конце сентября на первенстве УССР в Бердянске, куда прибыли прямиком из Калининграда и завоевали чемпионский титул. Шкотовые выполнили норматив в полном объеме. Александр Черевко стал едва ли не самым молодым по тем годам мастером спорта в Николаеве.

По итогам 1966 года Вадим Евдоков был включен в список десяти лучших спортсменов области.

В 1967 году яхтенному капитану Евдокову заслуженно достался чемпион СССР 1963 года дракон D380 «Форель» Галины Нарынской, которая как раз получила D603 «Ладу». Дебют в новом для себя классе, давно хотелось в море, оказался удачным. «Форель» занимает третье место на первенстве ЦС ДСО «Авангард» в Севастополе и побеждает в регате «Город-герой Одесса», показав «наивысшую скорость среди всех классов яхт». По тем временам это была серьезная, особенно для драконов, 100-мильная гонка. Состояла она из пяти этапов по маршруту: Одесса – Ильичевск – Тендра – Очаков – Тендра – Одесса. Собирала до 30-ти драконов, все одесские крейсера, «Антарктику», «Бригантину», «Бегущую» и «Наяду» из Николаева. Проводилась по нечетным годам. А по четным – гостей принимал город-герой Николаев на «Кубке Шмидта».

Этот внешне весьма скромный, но что ни на есть боевой трофей, по условиям учредителя, завоеванный трижды подряд, что следует из надписи на нем, перешел в собственность победителя и стоит у него в доме на самом почетном месте.

В 1967 году в команду Евдокова (Вадик) входили Анатолий Меркулов (Тота) и Валентин Дубов. В 69-м и 71-м – Николай Прошутинский (Парашут) и Александр Орехов (Орех) на новом D688 (зав. № 246) таллинской постройки 1968 года.

В связи с путаницей при регистрации номер вскоре был заменен на D820. Он дал ему грозное мужское имя. «Вулкан» не в пример ленинградским лодкам, собранный на нержавеющем крепеже, оказался крепким стариком. Остается в строю и сегодня, занимает пьедестал Последнего Дракона Николаева. Пока его собратья D545 «Восход», D603 «Лада», D688 «Миф» в дружной компании рассыхаются на Стрелке, D820 «Вулкан» достойно противостоит в гонках более современным яхтам в зачетной группе полутонников. Вторую жизнь вдохнул в него яхтенный капитан Андрей Животовский.

В крейсерской ипостаси «Вулкан» спущен на воду 21 сентября юбилейного для нашего Яхтклуба 2012 года. Вадим Евдоков гонялся на нем по 1972 г. включительно. «Вулкан» стал последним драконом и для своего первого капитана. После Мюнхена-72 эти красавцы, воплощение образа яхты, были выведены из олимпийской программы. В лучшем случае, их ожидало переоборудование в крейсера.

Просто сказать, что В. Д. Евдоковым «была разработана технология изготовления мачт сложного профиля из алюминиевого сплава», будет не до конца точно. Он был первым в стране, кто собрал АМГ-мачту для яхт средних размеров (Л-6 и «Таурус») из вальцованных обечаек.

Письмо эстонца Тоомаса Сеппера получено осенью 1977 года, и восхищается он уже шестой или седьмой по счету мачтой, изготовленной Евдоковым для яхты «Вальтер», тип «Таурус», из Таллина.

Идея пришла из Ленинграда. Начало положил победитель первых Всесоюзных соревнований на «Кубок Балтийского моря» 1971 года, знаменитый «Амур» (Л-6 SR627), построенный по спецзаказу: с обшивкой из красного дерева, укороченной рубкой, улучшенной планировкой и стационарным двигателем.

К следующему сезону, совершенствуя «Амур», его экипаж задумал заменить рангоут на более легкий. В Николаеве его заказали почти случайно. У Вадима Давыдовича хранится еще одно письмо.

«Насчет мачты: слов нет… Уже скоро будет месяц, как она дома, и я не могу налюбоваться, – написал ему в январе 1973 года известный ленинградский гонщик и парусный мастер Анатолий Степанович Коновалов. – Мне кажется, что нужно делать только такую, не знаю, право, можно ли сделать лучше. Буду век считать себя твоим должником. Среди тутошних капитанов произведен фурор, что без валидола опасаюсь ее показывать. Вот так.

Я с Руденко послал Витьке грот DN и тебе стаксель. Вот не знаю, получил ли ты. Привет от нашего экипажа».

Описывая историю постройки «Амура» на сайте этого замечательного крейсера, яхтенный капитан Б. Д. Кришталь допускает, мягко говоря, неточность: «Продолжалось совершенствование яхты, по Толиному заказу в Николаеве по моим чертежам для нас изготовили мачту из АМГ (первая легкосплавная мачта на шестерках). С этой мачтой заметно улучшились ходовые качества, как в лавировку, так и на полных курсах».

А если говорить прямо, то не было никаких чертежей. Первую легкосплавную мачту для Л-6 яхтенный капитан В. Д. Евдоков изготовил в 1972 году на свой опытный глаз – по размерам, снятым с деревянной мачты «Инессы», которой и достался коноваловский стаксель. Весила новая мачта вдвое меньше – 72 кг.

Витька – это мастер спорта Аксёнов, давний знакомец Коновалова по гонкам на «голландцах», сам напросился совершить технологический прорыв в отечественном мачтостроении. Позарез нужен был парус на буер. Когда же он не справился с изготовлением мачты, за дело взялся мастер спорта Евдоков. А мастер спорта по сварке Гриша Лушпиган озаботился, чтобы «полено» не повело. Трудились они все в монтажном цехе № 5 завода им. 61 коммунара, замом по производству в котором работал Марк Васильевич Григорьев, а начальником ОТК – Виктор Григорьевич Лисневский. Это был самый парусный цех в Николаеве, по числу яхтсменов на душу трудящихся, и главный спонсор в/с «Коммунаровец».

Разумеется, под патронажем генерального спонсора – Владимира Николаевича Андрианова, парусника с довоенных времен. Первую в Николаеве Л-6 завод приобрел в 1968 году – SR648 «Наяда» (первый капитан Владимир Терняк).

Л-6 SR655 «Инесса» пришла осенью 1972 года. Как утверждает молва на Стрелке, ссылаясь на светлой памяти Виктора Лисневского, пламенное имя этой яхте присвоил лично директор Андрианов в честь Инессы Арманд, сами знаете, подруги кого. Вероятно, с целью повязать парусами партком. Заводским комсомолом и без того рулил наш человек из детей «Антарктики» – яхтенный рулевой 2-го класса Владимир Иосифович Матвеев.

В 1973 году впервые проводились Всесоюзные соревнования на «Кубок Черного моря». Готовить яхту с таким именем, к такому событию, могли доверить только слесарю-монтажнику Евдокову.

Фактически он и был первым капитаном «Инессы». Всё успел к началу навигации: само собой, мачта из АМГ и паруса от Коновалова. Спустил на воду, подобрал команду…

Но тут завод получает из Таллина новейшую гоночную яхту типа «22», № 2, суррогат олимпийского «Солинга», с деревянной мачтой и под лавсановыми тряпками – «22 несчастья». Тренер Голайко не видит на ней никого другого. Евдоков отказывается, его за это отстраняют от «Инессы», он согласен идти в команде, но его единственного не освобождают на соревнования. По производственной необходимости. Самый незаменимый слесарь-монтажник на самом парусном по тем годам заводе Николаева весь сезон 1973 года болтается на берегу. «Инесса» (капитан Григорий Гапчук) становится первым обладателем «Кубка Черного моря». Но больше никогда не блистает.

Черноморский судостроительный завод старается не отставать, это еще Юрий Иванович Макаров не был директором, и в 1973 году тоже покупает Л-6 – SR672 «Меркурий» (первый капитан Григорий Корниецкий).

С этой шестерки укоренилась у черноморцев традиция именовать яхты в честь знаменитых русских кораблей и морских сражений – похоже на руку Дегтяря. Толком подготовить «Меркурий» к гонке не успели, поэтому на «Кубке Черного моря» он выступил слабо. Мастер спорта Юрий Макаров на яхте «Бегущей», тип 8CR, занял третье место в своей зачетной группе, вслед за одесскими «Арктурусом» и «Александром Грином». Судя по всему, из трех участников. Красавица «Бегущая» была чересчур тяжелой и удивительно тихоходной.

Валентина Воробьёва и Анатолий Дегтярь – в те годы эти имена звучали как пара в фигурном катании – сравнив результат «Инессы» и «Меркурия», да к тому же зная цену Евдокову-гонщику, переманили его в спортклуб «Судостроитель». Предварительно он хорошо подготовился: согнул обечайки, нарезал детали на свою третью мачту, – и с этим набором «Сделай сам» перевелся на ЧСЗ в цех плавсредств. Капитаном «Меркурия» он стал в декабре 1973 года.

На ЧСЗ тоже водились профессора аргоновой сварки. Михаил Сагайдаков как раз строил «Фею» и попросил собрать мачту из заготовленных им деталей. Евдоков согласился, но только в обмен на сварщика. Так что мачты для «Феи» и «Меркурия» варила одна виртуозная рука.

Подготовка к следующему сезону была куда основательней. Времени хватило на всё: обкатать и настроить лодку, подобрать опытную команду. «Судостроитель» не поскупился нарядить новую мачту в дакрон, шил паруса А. С. Коновалов.

«Кубок Черного моря» 1974 года В. Д. Евдоков выиграл с блеском! «Инесса» (Г. А. Гапчук) была четвертой, «Наяда» (В. М. Терняк) – пятой.

«Кубок Черного моря» 1975 года до последнего этапа проходил по тому же сценарию: «Меркурий» гонял «шестерок» в одни ворота. Дошло до того, что в гонке от Туапсе до Поти он финишировал раньше всего флота. «Арктика» (Б. С. Немиров), ставшая в итоге победителем в первой группе IOR, пришла через час. Ни одна из Л-6 в контрольное время не уложилась, разрыв с ближайшим преследователем составил 10 часов. Можно было сушить дакроновые паруса. Это была чистая победа, как нокаут в боксе!

Однако, по николаевскому простодушию, он задушил ее собственными руками.

Главный судья соревнований М. С. Неделько, по старой дружбе додавливая авторитетом, Вадик, ты и так первый, «уговорил его» накинуть «Меркурию» в финишном протоколе пару часов. Ну, чтобы всесоюзные гонки выглядели соревнованиями, а не избиением младенцев. Попробуйте поспорить с судейской коллегией.

Расплата за покладистость наступила на этапе от Севастополя до Одессы. У мыса Тарханкут, в бейдевинд от норд-оста, на «Меркурии» срезает шплинт нагеля в узле крепления штага к мачте. Штаг падает на палубу. Чтобы не потерять мачту, яхта ложится на фордевинд и больше часа, пока экипаж не устраняет поломку, идет курсом, уводящим от финиша. В результате КЧМ-75, с разрывом в два очка, достается Л-6 «Снарку» (В. Г. Сигало).

С ЧСЗ он ушел «под своим рангоутом», и «Меркурий» в сохранившихся протоколах больше не встречается на призовых местах.

Адрес еще четырех мачт Евдокова – город Николаев, Трансформаторный завод. Директор Фёдор Елисеевич Ященко (1925 – 1992), по части субсидий на парусный спорт не уступавший коллегам-судостроителям, пригласил его к себе слесарем.

Какое совпадение, как раз весной 1975 года завод получил четвертую в Николаеве Л-6 (строительный № 89, 12.74). «Дунканом» ее назвали, очевидно, «дети капитана Гранта», потому что они тоже хотели гоняться на «Кубке Черного моря». Конечно же, с облегченным рангоутом.

И Сергей Ященко не подвел Вадима Давыдовича, его четвертую мачту и Жюля Верна: SR729 «Дункан» пять раз покорял Черное море в классе Л-6: трижды подряд, что вообще больше никому не удавалось, в 1976 – 1978 гг., в 1980-м и в 1982 году. В промежутках – занимал призовые места.

Пятая и шестая мачты в 1976 году – пошли на паруса для «Дункана».

С капитаном одесского «Барса», тип «Таурус», Вадим Евдоков подружился еще на драконах. Анатолий Сергеевич Панна (1931 – 2017) обратился к приятелю со своим чертежом, за работу рассчитался тканью на спинакер.

Капитан однотипного таллиннского «Вальтера» Тоомас Сеппер, узнав телефон Евдокова от Коновалова, в обмен на мачту по чертежу «Барса» предложил огромную геную. Мачта для «Вальтера» была собрана из обечаек, заготовленных на мачту для Л-6, которую Фёдор Елисеевич обещал купить под Евдокова. Но он ушел директором на ЮТЗ и позднее купил «Цетус» по имени «Беркут» под Сергея Ященко. «Дунканом» после этого стал командовать Игорь Иванович Сидоренко.

Обшивал «Дункан» Борис Анатольевич Фетисов, которого переманили со Стрелки. Таким образом, водная станция Трансформаторного завода обзавелась еще и собственным парусным мастером.

В группе таурусов «Барс» (А. С. Панна) трижды побеждал на «Кубке Черного моря»: в 1976 – 77-м и 1981 гг. Или всегда ходил в призерах. «Барс» погиб в море, потеряв мачту в десяти милях к юго-востоку от Одессы 25 августа 2008 года.

«Вальтер» (Т. В. Сеппер) в 1977 году тут же выиграл VII «Кубок Балтийского моря», о чем он и говорит в отрывке письма, опубликованном А. П. Севастьяновым.

Евдоковская мачта от «Меркурия» была замечена особо дальнозоркими наблюдателями на армоцементной «Каховке» (С. В. Мамулин), занявшей на «Кубке Черного моря» в том же 1977 году третье место в зачетной группе разнокалиберных и дикообразных яхт.

И только седьмая мачта, сделанная на Л-6 SR628 «Спрей» примерно в эти же годы, не принесла яхте особой удачи в гонках.

Со второй половины 1970-х годов технологию Евдокова по изготовлению мачт из легких сплавов освоили на всех водных станциях Николаева. Экипаж «Аиды», четвертьтонника таллинской постройки из яхт-клуба «Океан», довел манию облегчения до абсурда: помимо титанового рангоута яхта была укомплектована еще и двумя якорями из титана.

На этот период приходится и последняя вспышка гоночной активности Вадима Евдокова. Во время командировки на Таллинскую судоверфь, «добывал дакрон для Сереги», он присмотрел вполне приличную лодку типа «22», № 151, советский «Солинг», и Трансформаторный завод купил ее в конце 1976 года.

Результаты: 1977 год – чемпион УССР ( Севастополь), 1978 – второй в УССР (Одесса). Второй по ЦС ДСО «Зенит» и на республиканском этапе VII Летней спартакиады народов СССР. На первых позициях закрепился более молодой Николай Кузьмин, обладавший к тому же превосходной материальной частью: гонялся на фирменном «Солинге», а не на его таллинском заменителе.

То же касается и парусов. Как выразился Вадим Давыдович: «От фирмы и мешка в руках не держал».

Девять мастеров спорта СССР от яхтенного капитана Евдокова:

– Гено Борис Максимович (1966 год, М1668 «Альфа»);

– Черевко Александр Григорьевич (1966 год, М1668 «Альфа»);

– Прошутинский Николай Дмитриевич (1973, D820 «Вулкан»);

– Дмитренко Лев Фёдорович (1973, D820 «Вулкан»);

– Миронович Александр Трофимович (1974 год, SR672 «Меркурий»);

– Комаренко Владимир Александрович (1974, SR672 «Меркурий»);

– Осипов Владимир Зиновьевич (1974 – 1975 год, SR672 «Меркурий»);

– Образов Алексей Константинович (1975 год, SR672 «Меркурий»);

– Сидоренко Виктор Дмитриевич (1975 год, SR672 «Меркурий»).

В 1979-м и 1981 годах он еще дважды ходил на «Кубок Черного моря» в команде Григория Андреевича Гапчука на «Инессе».

В 1981 – 1984 годах работал на Трансформаторном заводе штатным капитаном «Бригантины». За год и девять месяцев капитально ее отремонтировал.

В 1985 – 1992 годах состоял в экипаже 8CR «Бегущей». Разработал для нее гребной винт под скорость хода в 7 узлов. Нержавеющий «движитель» отливали на ЮТЗ «Заря» по модели, изготовленной в Николаевском филиале ЦНИИТС, «помог Виля Гутник». Вместе с капитаном «Бегущей» Валерием Целинко смонтировали двигатель и валопровод, вдвоем передали яхту по акту директору ДЮСШ «Николаевский областной яхт-клуб» Владимиру Петровичу Кравченко.

В 1985 году рулевым на «Фортуне» (капитан Вильям Борисович Гутник) выиграл гонку на «Кубок памяти Героев Ольшанцев» в группе переделанных драконов.

В 1989 году Вадим Давыдович Евдоков выступил инициатором движения парусной общественности по возвращению исторического здания Речного яхт-клуба с баланса морского порта в коммунальную собственность. Написал письмо в адрес Верховного совета УССР, ЦК КП Украины, областных и городских властей, газету «Известия», собрал под ним полсотни подписей николаевских яхтсменов.

В 1996 – 2000 годах был капитаном «Мира» (бывшая «Ю. Буг», «Чанита») – яхты 5,5-метрового R-класса, переоборудованной в крейсерскую, старейшей на сегодня из действующего парусного флота Николаева. Фактически сохранил ее в тяжелые для паруса времена.

Последние три года на минитоннике «Лилии» (капитан и владелец Вячеслав Давыдов) в компании таких уважаемых людей, как Валерий Иванович Целинко (Цилик), Виктор Иванович Кривошей (Титя), Анатолий Юрьевич Ткачёв (Мужик) регулярно в сентябре ходит на Потёмкинскую регату в честь Дня города Херсона. И для сверстников, и для более молодых поколений остается Вадиком Евдоковым.

Дай Бог ему здоровья!