яхты

Суэцкий Андрей Иванович

Упоминается в

Андрей Иванович родился в 1912 г. в Николаеве (Андриан Иванович – по утверждению Б. С. Немирова, Л. В. Шумилова, Ф. Ф. Асламова и др.). Окончил шесть классов народной школы, фабрично-заводское училище при ЧСЗ, судоводительские курсы в Ростове-на-Дону. До 1939 г. работал на парусном судне в Херсоне, пароходах Крымско-Кавказской линии, а также на знаменитом учебном барке «Товарищ». Затем вернулся в Николаев, был назначен капитаном во вспомогательный флот ЧСЗ. Много внимания в тот период уделял яхте «Гражданин».

До 1947 г. Суэцкий проходил службу на Дунайской военной флотилии, а демобилизовавшись, обеспечивал водные перевозки в интересах Измаильского рыбзавода. В 1948 т. приехал в свой родной город, и стал начальником водной станции НКИ. В 1951 г. Андрей Иванович был приглашен в Николаевский судостроительный техникум, спустя два года перешел на вспомогательный флот завода им. 61 коммунара.

А. И. Суэцкий был активным участником многих спортивных состязаний. На первенстве по народной гребле после старта на дистанции 10 тысяч метров он сразу ушел от своих преследователей далеко вперед. На второй половине пути остановил байдарку, свесил ноги в воду, подождал своих соперников и победителем закончил гонку.

В канун 40-летия Октября Андрей Иванович командовал юбилейным походом группы судов класса «Л-3» и «Л-4» по маршруту Николаев – Херсон – Одесса – Николаев, был призером парусной гонки с участием ветеранов спорта, проводившейся в честь 80-летия яхт-клуба, а также призером Одесской крейсерской регаты. Он дружил с риском и выходил в море в любой ветер.

А. И. Суэцкого назначали в организационный комитет по подготовке парусников к переходу в Феодосию в ознаменование воссоединения Украины с Россией. Он был автором нескольких статей во всесоюзном журнале «Катера и яхты».

Андрей Иванович не мог никогда находиться без дела. Часто он стремился найти приложение своей энергии в совершенствовании конструкции судов. Так, на «Гражданине» увеличил площадь парусности, поставил особенные отличительные огни, массивный бушприт. По заказу и чертежам Д. И. Сквирского построил две мореходные остойчивые яхты для эксплуатации их в северных условиях, применив несколько полезных новшеств.

Когда завод им. 61 коммунара решил приобрести яхту старой постройки, за розыски взялся А. И. Суэцкий. В конце концов он ее нашел. Прекрасная большая яхта красного дерева «Орион» была спущена на воду в 1916 г. в городе Або (Финляндия). Судно много плавало даже в самые тяжелые, голодные годы. На нем были воспитаны многие прекрасные рулевые, ставшие позже яхтенными капитанами. «Орион» был переименован в «Рабочий» и базировался в яхт-клубе ВЦСПС на Петровском острове.

Время шло. Яхта состарилась и к 1958 г. пришла в совершенно негодное состояние. Сохранились примерно две трети обшивки и свинцовый фальшкиль, не было ни вооружения, ни оборудования. Было решено передать его А. И. Суэцкому для доставки в Николаев. Для перевозки «Рабочего» из Ленинграда потребовалось две железнодорожные платформы, при этом корпус пришлось снять с фальшкиля.

Капитальное восстановление яхты, которой вернули ее первое наименование, было выполнено под руководством и при активнейшем участии Андрея Ивановича в течение 1960 – 1961 годов. Пришлось заменить большую часть шпангоутов (как деревянных, так и стальных), привальные брусья, часть обшивки и всю палубу. Форштевень и киль изготовили по старым образцам, шпангоуты – по снятым с места лекалам, привальные брусья и карленгсы сделали из стального уголка.

Для улучшения условий плавания установили рубку, сваренную из алюми­ниево-­магниевого сплава. Перекладка руля осуществляется штурвалом (ранее был румпель). Для выбирания двух якорей был установлен ручной шпиль. Для сообщения с берегом при стоянке на рейде предусмотрен небольшой тузик.

Яхта была хорошо электрифицирована и радиофицирована, оборудована необходимыми штурманскими приборами, предусмотрены комплект ходовых парусов из хлопчатобумажной ткани, второй – из лавсана, а также штормовой. Судно показало высокие мореходные качества. Даже при ветре 7-8 баллов оно не брало воды на палубу, хотя наибольший крен при этом достигал 25°. «Орион» перенес 11-балльный шторм, имея минимальную парусность; водотечности при этом не наблюдалось. За восстановление яхты руководство завода наградило Андрея Ивановича.

Его руками (все поражались «лопатоподобными» ладонями А. И. Суэцкого) был восстановлен флюгер на величественной мачте яхт-клуба. Страстью всей жизни Андрея Ивановича были парусники. Чуть свет он стремился к ним, даже тогда, когда радикулит перекосил его, и трудно стало передвигаться. Пришлось пользоваться мопедом. И ведь болезнь-то Андрея Ивановича появилась рядом с яхтой: он поставил на тележку судно и, приводя в порядок его корпус, сильно переохладился, стоя в воде.

А. И. Суэцкого приглашали на курсы рулевых преподавать навигацию; особенно ему нравилось передавать свой опыт прокладки курса парусника. Он был хорошим рассказчиком, умел заинтересовать слушателей.

Где бы ни был Андрей Иванович, вокруг него сразу собирались люди. Близкие и друзья называли его нежным именем Лёся: так, будучи маленьким Андрюшей, он выговаривал свое имя.

Воспитанникам А. И. Суэцкого нравилось сравнивать своего кумира с капитаном Немо – за морской головной убор, курительную трубку, отдаваемые им четкие морские команды, способность умело, с выдержкой, доказывать свое мнение, а также за преданность парусному делу.

Андрей Иванович был искрометным остряком. Как-то на аллее яхт-клуба, в присутствии многочисленной пуб­лики он обратился к молодому человеку в очень коротких брюках: «Слушай, парень, ты чего это так далеко ноги просунул?»

Кругом взорвался хохот, а Суэцкий, и глазом не моргнув, продолжал с серьезным видом следовать дальше.

В 1972 г. Андрей Иванович вышел на пенсию. Через 10 лет его не стало. В памяти своих товарищей А. И. Суэцкий остался неутомимым яхтсменом и бесстрашным мореходом, исключительно работящим, энергичным, прос­тым, общительным, добрейшей души человеком.