яхты

Вальчук Евгения Прокофьевна

Упоминается в

Евгения Прокофьевна родилась в Николаеве. Ее мама хорошо пела. Отец, Прокофий Кириллович Кириллов, по профессии бухгалтер, играл на скрипке (Женя с девяти лет ему аккомпанировала), декламировал рассказы Зощенко, был страстным яхтсменом, ходил на швертботе «Одуванчик» и завоевывал на нем призы всех достоинств. П. К. Кириллов построил большой буер «Вихрь». Название явно противоречило большому весу и малой парусности, поэтому в яхт-клубе его прозвали «Черепахой».

Наклонности родителей не могли не сказаться на судьбе дочери, ей с детства нравились и музыка, и спорт. И то, и другое давалось легко, хотя находилось во временной дисгармонии: спорт мешал заниматься музыкой, а музыка – спортом. Со школьных лет она увлекалась волейболом, теннисом, шахматами, легкой атлетикой, плаванием. В составе сборной команды Детской спортивной школы по волейболу была чемпионкой города и области.

В 1936 г. Евгения Прокофьевна окончила 10 классов общеобразовательной школы и столько же – музыкальной, по классу фортепиано. Поехала в Одессу поступать в консерваторию, но стала студенткой Института связи – только потому, что ее попросили своей игрой укрепить вузовскую волейбольную команду «Молния» перед чемпионатом Центрального совета студенческого общества. В институте начала заниматься баскетболом. Увлечение сразу несколькими видами спорта мешало ей добиться успехов в каком-либо одном.

В 1938 г. Е. Кириллова вышла замуж за человека щедрой души, талантливого организатора Евгения Иосифовича Вальчука. По болезни оставила институт. Вернувшись в Николаев, с головой ушла в спорт.

Ах, волейбол! Ах, теннис чудный!
Ах, Николаевский яхт-клуб!
Успеть повсюду очень трудно,
К тому ж рояль мне был так люб!
И все же всюду успевала.
Была в супруга влюблена…
Вдруг в день июньский услыхала
Я слово страшное – война.

(E. П. Вальчук. «Мой родной Николаев»).

После Победы Евгения Вальчук возвратилась в родной город. Принимала участие в первенствах УССР по баскетболу и волейболу. Занималась в художественной самодеятельности. В 1947 г. поступила в вечернюю музыкальную школу по классу аккордеона, окончила ее и была оставлена преподавателем детского и вечернего отделений. В это же время она увлеклась парусным спортом. Гонялась на килевых яхтах класса «Л-3» в команде Л. Г. Белушенко. Сдав экзамены на рулевого 1-го класса, сформировала собственный экипаж. Становилась чемпионкой города, призером и чемпионкой УССР, призером и победительницей всесоюзных первенств ЦС ДСО «Искра», участвовала в чемпионате СССР.

«Пленяла, разносторонней одаренностью николаевская Афродита, обаятельнейшая Евгения Вальчук – незаурядная музыкантша, педагог музыкальной школы, заядлая теннисистка и яхтсменка. С легкой моей педагогической руки стала звездой не только николаевской эстрады – под собственный аккомпанемент с шумным успехом исполняла лирические и сатирические песенки. Наблюдая ее на теннисном корте, бывало многие не могли разграничить чего же в ней больше – собственно теннисного изящества или чисто женского обаяния: столь божественной грацией мало кто мог на ее фоне похвастать. И это незаметно было разве что слепцу», – вспоминает Семён Ильич Сквирский.

Случилось так, что на гастроли в Николаев приехала московская эстрадная бригада. Известные в то время певица Нина Пантелеева и конферансье Владимир Коралли прослушали Е. П. Вальчук и посоветовали ей уехать из Николаева, чтобы совершенствовать мастерство в какой-либо солидной филармонии. Евгения Прокофьевна разослала запросы, приглашения получила из Минска, Риги и Львова. Выбрала столицу Белоруссии и стала артисткой Республиканской государственной эстрады. Начались бесконечные гастроли по стране. Со спортом пришлось расстаться. В Белгосэстраде она проработала 10 лет, и 6 лет в других филармониях: Бурят-Монгольской, Ровенской, Кишиневской, Марийской. В 1969 г. возвратилась в Николаев, и до сих пор концертирует от областной филармонии, хотя еще в 1979 г. ей была начислена пенсия. Евгения Прокофьевна часто находится в творческих поездках, активно работает в Музыкальном обществе, создает разнообразные поэтические программы, аккомпанируя себе на аккордеоне или фортепиано.

Гордость Николаева – яхт-клуб – долгое время находится в ремонте. В 1985 г. его структурно подчинили Николаевскому морскому торговому порту – подразделению ЧМП, управление которого находится в Одессе. И в монологе «О времени, о городе и о себе» появляются такие строки:

А что с яхт-клубом сотворили?
Ему исполнилось сто лет,
Но власти про него забыли,
К яхт-клубу интереса нет.

…………………………..

Отдать яхт-клуб наш одесситам –
Для Николаева позор!
Своих спортсменов знаменитых
У нас хватало до сих пор.

Аплодисменты и цветы – конечный результат колоссального напряжения физических и моральных сил, награда за муки творчества.

Евгения Прокофьевна полна творческих замыслов и часто цитирует эти строки из своего монолога о Клавдии Шульженко:

Белым инеем виски уж запорошило,
И, конечно, не от холода.
Вдруг приходит осень к женщине непрошено,
А душа еще так молода!