яхты

Торговицкий Александр Александрович

Упоминается в
А. А. Торговицкий с племянником А. Ф. Емельяновым, 1939 г.

Родился он в 1884 году в г. Очакове. С детских лет любил уходить к морю и, сидя на берегу, заворожено следить за проходящими мимо судами. Здесь и возникло у Саши Торговицкого желание самому построить хотя бы лодку. Поговорил с товарищами (понимал, что без помощи будет трудно), и без промедления взялся за дело. Руководитель бригады босоногих оказался сообразительным, и в результате упорного труда появилась миниатюрная плоскодонная шаланда. Это было первое построенное А. Торговицким судно. Всей компанией стали выходить на нем в море, воображая себя мореплавателями. Радости не было границ.

Однако вскоре «походы» были прекращены: родители ребят, перепуганные мыслями о возможных трагических последствиях подобного общения их сыновей с морем, подговорили рыбаков, и те увели творение детских рук и утопили.

Когда пришла пора А. Торговицкому приобретать специальность, он вместе с отцом и матерью переезжает в Николаев и поступает в ремесленное училище. Получив профессию, Александр Александрович стал работать чертежником в конструкторском бюро крупнейшего в городе судостроительного завода, который ныне называется Черноморским (ЧСЗ).

А. А. Торговицкий в разные годы сотворил суда-победители парусных соревнований. Некоторые созданные им яхты удивляли своеобразием постройки. К примеру, «Сорванец» был плоскодонным, открытым, низкобортным, с небольшим подъемом днища в носу и корме, широким транцем, крутой скулой и заостренной носовой частью швертботом, длиной 9 м 9 см, шириной 2 м 54 см, осадкой 1 м 52 см., парусностью 43,9 квадратных метра, длинными гафелем и гиком, коротким бушпритом. Швертом служила выдвижная стальная пластина толщиной 12 мм. Другая, опускавшаяся в колодец тонкая пластина, выполняла функции руля. Характеристики парусов, шверта и руля, с точки зрения аэрогидродинамики, казалось, не выдерживали критики. Яхта же отлично ходила в лимане, не боялась волны, ее не надо было откренивать, она глиссировала даже в относительно слабый ветер. Достраивать «Сорванца» и проверять его ходовые качества помогал А. М. Свирин.

Когда судно было спущено на воду, к нему на тузе подошел А. Квитка, внимательно осмотрел и сделал заключение:

– Будет на воде шлепать.

«Колючий» по натуре Свирин ему тут же ответил:

– Включайте нас в состав участников гонок, и мы вам всем с удовольствием нашлепаем (ни Торговицкий, ни Свирин в то время еще не были членами яхт-клуба, и не участвовали в его мероприятиях).

Александр Дмитриевич знал, что Торговицкий плохих судов еще не делал (Квитка как раз гонялся на «Шквале», построенном Александром Александровичем), и попросил продать ему «Сорванца».

В 1913 году, перед уходом на военную службу, судостроитель удовлетворил просьбу самого сильного гонщика яхт-клуба, и с 1914 г. в протоколах гонок появилось новое сочетание названия судна-победителя и его рулевого: «Сорванец» и Квитка.

Попытки других мастеров повторить это судно не давали ожидаемых результатов.

Возвратившись после военной службы, А. А. Торговицкий построил яхту с тяжелым килем «Крепыш». В летний сезон всё свободное время проводил на воде, под парусами своего детища.

В 1927 г. Александр Александрович пригласил нескольких подростков принять участие в создании новой яхты, с условием совместной эксплуатации ее в течение пяти лет. Разве мог кто-то не согласиться с таким заманчивым предложением?

Работали два года, по вечерам и в выходные дни. Яхта получилась на славу. Название взяли из американского журнала: «Ланаи». Семь лет молодые помощники А. А. Торговицкого пользовались этим прекрасным судном. Один из них, Николай Петрович Татаринов, говорил, что Александр Александрович был для него и для других его товарищей вторым отцом, дал возможность приобрести полезные навыки работы со столярным, слесарным и кузнечным инструментом, отвлек от возможного вредного воздействия «улицы», наставил на жизненный путь.

Александр Александрович был не только конструктором и строителем судов, а еще, как говорится, и мастером на все руки.

…Яхта «Орестес» на пути из Одессы в Николаев потеряла свинцовый киль, лишилась остойчивости, накренилась, и паруса оказались на воде. Выяснилось: киль был прикреплен к корпусу судна бронзовыми болтами, и образовавшийся на границе двух металлов электрический ток разрушил болты, и они разорвались. После этого случая «Орестес» долго простоял в мастерской яхт-клуба. Никто не хотел да и не мог изготовить киль, аналогичный потерянному. Возвратил яхту к жизни А. А. Торговицкий, сделав ей многопудовый железобетонный киль. Вскоре после этого «Орестес», переименованный в «Октябрь», стал флагманом парусного флота яхт-клуба.

По проектам Александра Александровича николаевскими судостроителям были построены прекрасные яхта «Ланаи-3», «Снайпер» и другие. Он был опытным яхтенным рулевым. Участвуя в соревнованиях на созданных своими руками судах, получил несколько призов, большинство из которых были за первые места.

Многие годы деятельности этого плотного, широкоплечего, очень приятного, доброго, трудолюбивого и талантливого, но тяжелобольного человека были связаны с яхт-клубом. Многим своим воспитанникам А. А. Торговицкий привил любовь к парусным судам, к профессии яхтостроителя, воспитал немало первоклассных шлюпочных мастеров.

В 1940 г. сердечный приступ оборвал его жизнь.